.RU

Begin : title: пресс-конференция сотрудников вциом о ситуации в россии накануне президентских выборов [независимый пресс-центр, 12 февраля 2004 года, 13: 15]



BEGIN:

TITLE:

ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ СОТРУДНИКОВ ВЦИОМ О СИТУАЦИИ В РОССИИ НАКАНУНЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ

[НЕЗАВИСИМЫЙ ПРЕСС-ЦЕНТР, 12 ФЕВРАЛЯ 2004 ГОДА, 13:15]

SOURCE:

FEDERAL NEWS SERVICE (http://www.fednews.ru/)

DATE:

02/12/04

TEXT:


ВЕДУЩАЯ: Добрый день. Я вас рада приветствовать в независимом пресс-центре. Сегодня мы собрались по поводу презентации аналитического доклада ВЦИОМ -- "Россия накануне президентских выборов". И я рада представить наших гостей Валерия Валерьевича Федорова, генерального директора ВЦИОМ, Игоря Вениаминовича Задорина, генерального директора Исследовательской компании ЦИРКОН, Владимира Васильевича Петухова, руководителя аналитического отдела ВЦИОМ, и Леонтия Георгиевича Бызова, члена Научного совета ВЦИОМ.


Первое слово Валерию Валериевичу Федорову. Пожалуйста.


ФЕДОРОВ: Добрый день. Мы рады всех видеть сегодня на презентации нашего исследования, посвященного президентским выборам. Основные цифры, которые показывают, как будут голосовать россияне на выборах 14 марта, в принципе уже обнародованы. Здесь разногласий между ведущими исследовательскими центрами немного. Понятно, что выборы пойдут в один тур, понятно, что победителем будет действующий президент с весьма высокими цифрами.


Наша задача, которую мы ставили перед собой в рамках этого исследования, была понять, во-первых, насколько все-таки декларируемые намерения россиян отличаются от их реальных действий, да? Ну вы знаете, что есть значительная разница между тем, что люди говорят, обещают, предполагают и тем, как они реально поступают. Вот мы хотели замерить эту разницу и спрогнозировать, как же все-таки будут голосовать россияне 14 марта. Мы сделали такую попытку, и Игорь Задорин, руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН, которая в сотрудничестве с Всероссийским центром изучения общественного мнения подготовила этот доклад, сегодня более подробно остановится на вопросе, какая же будет явка -- вы понимаете, это ключевой вопрос на выборах президента -- и каковы же будут предполагаемые результаты голосования. Ну сразу скажу, что повторения результатов Туркменбаши и даже Михаила Саакашвили, недавно триумфально избравшегося президентом Грузии, не будет. Будут вполне рациональные цифры, которые говорят о том, что все-таки политическая система у нас носит достаточно плюралистичный характер.


Следующая тема, которая раскрывается в рамках нашего доклада, и на ней сегодня остановится Владимир Васильевич Петухов, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ, -- это почему же все-таки голосуют за Путина, голосуют ли только за лидера, за личность, или же Путин -- это скорее символ, вокруг которого складывается определенное поле ценностных установок, ценностных ориентаций, то есть вырабатывается некая общая платформа для консолидации россиян. По нашему мнению, такой процесс идет, вырабатываются определенные общие ценностные установки, и одним из следствий этого процесса является тот факт, что остальные кандидаты от правых, от левых, от патриотических сил, они естественным образом маргинализируются -- то есть они отбрасываются за границы вот этого расширяющегося общего поля таких ценностных ориентаций основной части россиян.


Еще один вопрос, который мы исследовали в рамках нашего доклада, -- это что будет с кандидатами после выборов. Мы предложим вам прогноз относительно того, кто наберет какие проценты и что из этого следует. Ну, по самой общей вещи, которую я готов уже сказать -- я полагаю, что более подробно Леонтий Георгиевич Бызов на этом остановится -- можно сказать следующее: что кандидат номер два Сергей Глазьев, если он реализует тот потенциал, который есть у него сегодня, он должен получить до 10 процентов голосов. И если это состоится, то он -- кандидат номер один на то, чтобы возглавить новую расстановку сил на левом и патриотическом фланге нашей политики, нашей партийной системы.


Причем, те данные, которые есть у нас, они достаточно интересные, они говорят о том, что даже среди электората КПРФ отношение к Глазьеву, как к перспективному лидеру левых и патриотических сил, оно весьма комплиментарно и... ну, скажем, такая вещь: в среднем меньше россиян уверены в том, что Глазьев способен стать лидером левых и патриотических сил, чем члены КПРФ. То есть, члены КПРФ более оптимистичны в отношении Глазьева. Вот. Ну, и масса других интересных тем.


Позволю завершить себе выступление следующим. Главный вопрос не только -- что будет с нашей политической системой после выборов, не только, кто будет лидером того или иного фланга российской политики, но и кто будет лидером России после Путина. Это вопрос, который мы тоже ставили в рамках нашего исследования. Понятно, что эта повестка дня 2008 года, а не 2004-го, но у нас тоже есть интересные данные на эту тему. Коротко можно сказать, что преемника -- нет. Россия не видят, кто мог бы возглавить Россию, если бы Путин не участвовал в президентских выборах.


Когда мы предлагаем все-таки набор из фамилий, которые циркулируют в информационном и политическом поле, всплывают герои вчерашних дней, всплывают такие фигуры, как Явлинский, как Жириновский, Глазьев, конечно. Но никто из нынешней команды президента не имеет достаточных шансов, не имеет достаточного рейтинга уже сейчас, чтобы полномасштабно и правомерно претендовать на роль преемника. То есть команда выстроена сегодня исключительно под лидера, и это один из тех вопросов, которые, безусловно, придется решать Владимиру Путину, если он хочет каким-то образом повлиять на жизнь России, на процессы, происходящие в нашей стране после 2008 года. Спасибо. Я передаю слово Игорю Задорину -- руководителю исследовательской группы ЦИРКОН, который остановится на первом вопросе, который мы сегодня будем обсуждать -- это явка, это мотивация, это наш анализ предпочтений, электоральных предпочтений россиян за месяц до президентских выборов 14 марта.


ЗАДОРИН: Спасибо. Я буду погромче говорить. Можно, да?


ВЕДУЩАЯ: Всех устраивает, как поставили микрофоны? Пожалуйста, Игорь Вениаминович Задорин.


ЗАДОРИН: Все, спасибо большое. Значит, о явке. Понятно, что… откуда этот вопрос является острым. Поскольку уже в декабре месяце после думских выборов все заговорили о двух факторах возможного снижения явки, возможного снижения электоральной активности.


Первый фактор -- это электоральная усталость. Этот фактор хорошо проявился в тех регионах, где перед думскими выборами прошли несколько избирательных кампаний -- например, местного уровня по выборам губернаторов. Примеры Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и так далее -- они, в общем-то, в ЦИКовских данных отражены достаточно хорошо. То есть, там, где недавние выборы, там явка на последующих чуть-чуть ниже. Это первое.


И второе, на тех же региональных выборах выявился такой фактор, как фактор предрешенности, заданности, предсказуемости выборов, который тоже работает на снижение явки. То есть, там, где нет интриги, где нет борьбы, конкуренции, есть основания как бы ожидать снижение активности.


Вот эти два фактора, они говорили за то, что и на президентских выборах, скорее всего, -- и все аналитики так утверждали -- наверное, явка будет пониженной. И по большому счету, есть даже опасения, как бы там не набрался этот повышенный избирательный ценз -- 50 процентов, который конституционно закреплен за президентскими выборами.


Значит, сразу хочу как бы успокоить. По результатам исследования, данная гипотеза не подтверждается. А именно, декларируемая электоральная активность. Под декларируемой понимается то, что респонденты говорят непосредственно в вопросах, отвечая на вопрос: "Если бы выборы состоялись в ближайшие воскресенье, пришли бы вы голосовать?", или в других формулировках: "Собираетесь ли вы принять участие в очередных выборах президента?" В разных центрах задают по-разному. Но, тем не менее, суть все равно одна и та же. Так вот, безусловно, да, собираются и, скорее, да, собираются, по самым разным оценкам и вот по результатам опросов ВЦИОМа -- 80-82 процента населения. Понятно, что это декларируемая явка, которая всегда заведомо выше реальной.


Теперь вопрос: как оценить эту реальную?


Первое, например, сравнить, а на сколько декларируемая перед думскими выборами соответствовала реальной? Так вот, перед думскими выборами декларируемая явка составляла порядка 72-74 процентов, если кто помнит опросы общественного мнения в ноябре и перед самыми голосованиями. Реально составила 56. Сейчас -- 80-82. Все-таки даже декларируемая больше. Значит, это первое как бы основание полагать о том, что все-таки на президентских выборах активность может быть выше, чем думских. Строго говоря, такой эффект наблюдался в 1999-2000 году.


Теперь, мы попытались более как бы внимательно проанализировать, а как вообще разделяются респонденты, избиратели по своей электоральной активности, спрашивая их о том, голосовали ли они в 2003-м, голосовали ли в 2000-м, как голосовали и так далее, и про мотивы голосования. Так вот, выясняется, что, вообще говоря, наше население условно можно разделить на три группы. При этом порядка 50 процентов ходят на выборы постоянно и регулярно, по крайней мере, судя по их ответам. 25 процентов не ходят никогда, вне зависимости опять же от того, что это за выборы и какова там -- есть интрига, нет интриги. И вот только порядка 25 процентов действительно являются объектом, так скажем, стимулирования повышения электоральной активности. Только вот этот небольшой, четверть фактически избирателей может проголосовать, может не проголосовать в зависимости от некоторых дополнительных обстоятельств.


Еще разок скажу, что и по мотивации вы яснилось, что вот эта группа -- 50 процентов постоянно проявляющих в общем-то свою, так сказать, электоральную активность, выполняющих свой гражданский долг, они мотивируют свое решение сейчас пойти на выборы, так скажем, причинами постоянного действия, вот если можно так выразиться. А именно: например, они говорят: "Почему вы собираетесь участвовать в выборах?" -- "Я всегда хожу на выборы" -- это порядка половины из этих активистов. "Я считаю участие в выборах своим гражданским долгом" -- треть из этих активистов так говорит. "Президент принимает важные решения, мне не безразлично, кто будет избран президентом"…. То есть, некоторые такие общие основания, не вязанные с конъюнктурой выборов. То есть, фактически это тот электорат, который, опять же, вне зависимости от ситуации придет и проголосует.


Понятно, что в основном... не то, что в основном, а так скажем, что большая часть такого рода избирателей присутствует в старших возрастных группах. У молодежи -- естественно, меньше. И привычка не сложилась, и оснований не участвовать как бы у молодежи там тоже присутствует достаточно много. Это, кстати, во многих исследованиях и в рамках ВЦИОМовского опроса января четко проявилось -- что электоральная активность молодежи по-прежнему ниже, чем -- даже декларируемая -- чем, соответственно, электоральная активность более старших возрастных групп.


Заметим, ни по другому фактору, ни по какому параметру таких дифференциаций нет, только возраст в той или иной степени и социально-демографический фактор как-то связан с активностью.


Теперь, соответственно другая группа, которая не участвует в выборах. Вот мотивы не участия: "Почему вы не собираетесь?" -- "Я практически никогда не хожу на выборы. Выборы не меняют ситуацию в стране, поэтому нет смысла в них участвовать. Я не интересуюсь политикой. Политика -- грязное дело и участие в ней -- неприемлемо". То есть, опять же причины, которые не связаны с текущей ситуацией, это фактически постоянная мотивация, устойчивая мотивация, устойчивый стереотип электорального поведения.


Естественно, что хотелось бы понять, а что может как бы заставить изменить вот устойчивые эти стереотипы. И мы задавали вопрос о том... Для тех, кто участвует, намерен участвовать, мы спрашивали: "А что может вас как бы остановить от участия в выборах? Что может вас заставить изменить решение участвовать?" Так вот выясняется, что... Опять же получается, что заставить изменить могут как раз не постоянные причины, не, так сказать, устойчивые, а вот именно сиюминутные: там, "неожиданно не хватит времени"; значит, "среди возможных кандидатов мне никто не понравится" ну и так далее. То есть, вот изменить это позитивное отношение не какие-то, так сказать, устойчивые там стереотипы, а как правило, некоторые обстоятельства могут.


То же самое и для тех неожиданно сможет, так скажем, поменяет решение и решит все-таки принять участие.


Вот эти исследования, они -- и это опрос, -- он в общем-то закрепил представление о том, что электоральное поведение в нашей стране в той или иной степени сложилось. Вот так все время говорилось, что это динамичная вещь, достаточно переменчивая, устойчивая. Так вот, все-таки и думские выборы, и думская кампания показали, что в той или иной степени электоральное поведение сложилось как по параметру активности, так и по параметрам предпочтений.


Теперь вот, собственно говоря, уже о предпочтениях. Ну хорошо, можно оценить, что в той или иной степени, если брать аналогию с думскими выборами, порядка 60-62 процентов придут на выборы. За кого они проголосуют? Ну, надо сказать, что, конечно, первый вопрос, который уже определяет лидеров предпочтений, -- это вопрос об известности самих объектов выбора. Выясняется, что многие из кандидатов по большому счету не известны большинству избирателей, и в этом смысле они даже и кандидатами-то в полноценном смысле не являются. Они не могут являться объектами выборов, потому что они известны только четверти избирателей. А это, например, тот же самый Харитонов, Миронов, Рыбкин. Их уровень известности -- 24-26 процентов от числа респондентов в той или иной степени знают, они слышали. Заметим, это опять же декларировано, оно как бы известно, может, их и знают.


Малышкина знают вообще 11 процентов. А в этом смысле получается, что в той или иной степени, так скажем, известными, всероссийской известностью пользуются только три кандидата, естественно, Путин (больше 90), Хакамада (чуть больше 70) и Глазьев (55 процентов). Это по положению на момент опроса 24-25 января.


Понятно, что избирательная кампания в той или иной степени должна изменить информированность населения. Я думаю, что сейчас, если спросить про Рыбкина, знают уже гораздо больше (Смех в зале). Вот. Чего не случилось наверняка с Харитоновым и Мироновым слава Богу, да? Тут еще смотря какая известность.


ФЕДОРОВ: То есть Рыбкин потерял начальника штаба, но приобрел всероссийскую популярность.


ЗАДОРИН: Всероссийскую популярность он наверняка приобрел, потому что уж точно больше четверти теперь… Но как бы повторяю, известность известности рознь.


И вот следующий вопрос, например… Нн как бы не следующий был по порядку и диалога с респондентами, но тем не менее задавался: "А вот за кого из кандидатов вы бы не стали никогда голосовать ни при каких обстоятельствах?" Так вот лидером этого рейтинга является Ирина Хакамада при ее всероссийской известности. Почти 35 процентов респондентов сказали, что ни при каких обстоятельствах не стали бы голосовать за нее, и это больше, чем у всех остальных. По большому счету, следующий в этом был списке выбывший из гонки Брынцалов -- 25 процентов -- заметно уступает. А все остальные оставшиеся, так скажем, в ряду конкурентов, они имеют меньше 10 процентов -- вот этот самый рейтинг антипредпочтений.


И теперь если, собственно, подходить к основному вопросу: "А за кого бы, за кого бы вы проголосовали на этих выборах или вы бы проголосовали "против всех"?. Здесь, как уже сказал Валерий Валериевич, значит, очевидное преимущество действующего президента -- это 71 процент, 4 процента у Глазьева, 3 процента у Харитонова. Я, так сказать, округленные цифры даю. Значит, и 4 процента "против всех". Заметим, я даже так остановлюсь, что не так как бы интересны эти рейтинги кандидатов, которые всем давно известны, как, например, в полтора, даже почти в два раза понижен рейтинг голосования "против всех".


Ведь перед думскими выборами было очень много разговоров о том, что вот будет на этих выборах много голосующих "против всех". И тогда, по опросам, вот этот, число респондентов, говорящих о том, что они придут и проголосуют "против всех", достигал порядка 8 процентов, по некоторым даже до 10, опросам по некоторым. Сейчас четыре. То есть данная ситуация с вот таким как бы доминирующим лидером, она, в общем-то, не кажется респондентам такой уж как бы страшной и стимулирующей какое-то протестное голосование. Нет этого самого протестного голосования.


Ну, и, собственно, в заключение я уже хочу сказать, что, конечно, вот то, что мы сейчас представили, это в некотором смысле декларации, да, намерения, заявляемые намерения о приходе на выборы порядка 80 процентов; о голосовании за Путина -- порядка 70 процентов. Естественно, что как бы предполагается, конечно же, наверное, в этих… среди этих респондентов, которые так говорят, кто-то не придет, кто-то не проголосует.


Мы попытались сделать оценку вот изменения декларируемого электорального поведения. Для этого задавались дополнительные, несколько дополнительных вопросов, в том числе про уверенность в своем решении, не сменится ли это отношение, это предпочтение. Соответственно, про уверенность того, что они, так сказать, придут на выборы, тоже. И строилась такая модель как бы расчета вероятности прихода и вероятности голосования за того или иного кандидата. Так вот, что выяснилось при этом моделировании. Результаты этого моделирования, они, в общем-то, очень серьезно меняют картину, очень серьезно меняют картину. Выясняется, что, по большому счету, в электоратах всех практических кандидатов серьезных как бы изменений нет, кроме электората Путина.


Действительно, в электорате Путина очень много людей, которые, вообще-то говоря, по своей ретроспективе не сильно-то отличаются электоральной активностью. То есть, они как бы декларируют о том, что они придут, но вероятность того, что они как бы реализуют, она не стопроцентная.


Они в той или иной... там есть респонденты, там есть избиратели в его электорате, которые в принципе, в принципе готовы были бы изменить свое решение и проголосовать и за кого-то другого. И вот по совокупности этих различных факторов действительно электорат Путина, он сокращается меньше, чем до 50 процентов, то есть, где-то порядка там от 40, ну, где-то порядка 45 процентов получается, так сказать, чистого, устойчивого путинского электората. И при этом явку мы прогнозируем, реальную уже явку прогнозируем на уровне 60-61 процента. Не 80, а 60-61 процента.


Так вот, при такой явке и при таком как бы реально устойчивом электорате действующий президент все равно получает 70 процентов от числа голосующих. В этом смысле вывод о том, что все закончится первым туром, он как бы подтверждается. Конечно, не с теми цифрами -- не 85, не 90, 70, но, тем не менее, это лидерство, оно все равно остается бесспорным даже при том, что электорат такой вот не очень как бы мотивированный и достаточно рыхлый.


Я потом, наверное, еще возьму там одну минутку по поводу… сказать по поводу нескольких факторов, которые в той или иной степени могут изменить вот эту текущую обстановку, но это, наверное, уже после, чтобы не отвлекать от других. Все, спасибо.


ВЕДУЩАЯ: Спасибо.


ФЕДОРОВ: Леонтий Георгиевич, член Научного совета ВЦИОМ.


БЫЗОВ: Игорь Вениаминович доложил как бы общие вероятные результаты выборов, но надо сказать, что эти результаты достаточно очевидные и в условиях, когда главный результат очевиден, каждый из кандидатов на пост президента решает свои локальные задачи, включая Путина, потому что для Путина вопросом является стратегия своего поведения на будущий избирательный срок и стратегия самого подхода к этой избирательной кампании. И кто-то из претендентов пытается заявить свои позиции на лидерство в своей политической части спектра. Кто-то решает другие задачи -- просто повысить свою известность и узнаваемость.


И в этой связи важно понять, насколько эти задачи решаемы в рамках избирательной кампании, насколько -- нет. Что касается Владимира Владимировича Путина, то как бы то, что я говорю, это немножко даже выходит за рамки просто нашего эмпирического вопроса, а скорее, является неким аналитическим размышлением по поводу этих данных.


Понятны были две основные стратегии его участия в выборах: либо отсекаются наиболее вероятные кандидаты на то, чтобы собрать значительное число процентов -- Хакамада и Глазьев; либо они участвуют в выборах и заявляют о своих претензиях как бы на достаточно значимый количественный результат. Но значимый количественный результат -- это 5-10 процентов. В этих условиях это достаточно значимый количественный результат.


То, что в конечном счете Глазьев и Хакамада участвуют в выборах, это означает, что восторжествовала как бы стратегия Кремля, связанная с тем, чтобы обеспечить реальное участие реальных кандидатов в этих выборах, и одновременно, с моей точки зрения, решается следующая задача: то есть эти кандидаты занимают более радикальные позиции, чем те политические силы, которые они представляли на парламентских выборах. И в этом смысле президентские выборы очень существенно отличаются от парламентских. Если в основном на парламентских выборах шла как бы борьба за политический центр и за те идеи, которые ассоциируются с Путиным и с политическим режимом, связанным с его именем, то здесь основные кандидаты представляют наиболее крайние политические силы, потому что центр очень прочно и плотно захвачен действующим кандидатом в президенты.


И даже если посмотреть тех респондентов, которые голосовали на парламентских выборах за "Родину", за Союз правых сил, за "Яблоко", за другие политические силы, называющие себя оппозиционными, то до 70 процентов этого электората будет голосовать за Путина. Например, 77 процентов сторонников "Родины" будут голосовать за Путина, больше 60 процентов -- сторонников "Яблока" и столько же примерно сторонников СПС. Лишь число сторонников КПРФ -- значительно меньше, но тоже находится где-то на уровне 45-50 процентов.


Поэтому те политики, которые сегодня выступают как претенденты на роль президента, могут претендовать на незначительную часть своего традиционного, классического электората. Причем, на наиболее радикальную часть этого электората.


В этом смысле для Кремля, мне кажется, их стратегия достаточно разумная -- как бы выдавить основных политических оппонентов на периферию политического пространства. И эта задача этими выборами решается.


Посмотрим, например, на электорат Ирины Хакамады. Это, как сказал Игорь Евгеньевич, 1,5-2, может быть, 2,5 в итоге процента, но это -- наиболее радикальная часть противников Кремля, потому что в принципе электорат Союза правых сил -- достаточно лоялен к Путину, и чрезмерная оппозиционность СПС на парламентских выборах стоила Союзу правых сил определенных голосов. То есть, это достаточно крайняя радикальная часть, которая представляет значительное меньшинство того электората, который ориентирован на либеральные и демократические в принципе ценности.


Сергей Юрьевич Глазьев. Совершенно аналогичная ситуация. Большинство сторонников "Родины" будет поддерживать Путина. За Глазьева будет голосовать как бы та периферия электората "Родины", которой значительно ближе лево-партиотическая идеология, причем в ее достаточно крайних вариантах. Поэтому возможно Глазьев наберет голосов не меньше, чем набрала "Родина" на парламентских выборах, но это будут голоса других людей, других респондентов, гораздо более радикальных, и соответственно их социально-демографические характеристики существенно отличаются. Это более пожилые, менее обеспеченные люди, тем более, что Коммунистическая партия, как известно, не выдвинула достаточно серьезного кандидата, потому что за Харитонова будет голосовать еще более радикальная часть, в основном это очень пожилые и очень мало обеспеченные люди. Большая часть электората КПРФ тоже не будет голосовать за Харитонова.


Ну что касается Малышкина, то совершенно аналогичная ситуация. Опрос показал, что у него очень специфический электорат, это молодые мужчины лет 30-35, ну понятно, можно себе представить их как бы да, спортивного телосложения, очень специфический электорат, резко отличающийся от как бы других претендентов.


Ну что касается Рыбкина, Миронова, то на момент опроса у них было менее 1 процента, то есть такое ничтожное количество голосов, которое за них собирались голосовать, что даже трудно как-то их разложить по социально-демографическим характеристикам и понять, что как бы они из себя представляют с точки зрения ценностей и своих социальных качеств.


Поэтому можно предположить, что, конечно, политики, участвующие в выборах, принимая решение бросить вызов Владимиру Владимировичу Путину, на этом частично выиграли, частично проиграли. Дать однозначные оценки сложно, потому что политики, которые не участвуют в выборах, например, возьмите Григория Алексеевича Явлинского. Опрос показал, что сегодня за "Яблоко" будут голосовать всего 2 с небольшим процента избирателей, т.е. они полностью потеряли даже тот свой небольшой электорат, который имели в декабре, т.е. неучастие в выборах просто выдавливает политическую партию со своей частью спектра, просто как бы все считают, что Явлинский ушел на пенсию и его как бы нет. Исчез как реальный политик своим неучастием в выборах.


С другой стороны, участвующие в выборах политики тоже имеют как бы возможность напомнить о себе избирателям. С другой стороны, имеется оборотная сторона, как я уже сказал, резкая маргинализация их электората. Однако у, скажем, Глазьева и Хакамады, каждый из которых претендует на определенное лидерство в своей политической части спектра -- Глазьев претендует возглавить лево-патриотические силы, Хакамада -- демократические силы -- существенно разные перспективы. Например, Хакамаду все-таки, скорее всего, будет поддерживать значительная часть тех, кто голосовал за Союз правых сил. Но уже те, кто голосовали за "Яблоко", никак не воспринимают Хакамаду как лидера, за которого они будут голосовать. То есть объединяющим фактором для демократических сил выдвижение Хакамады явно не станет, скорее, наоборот, усугубит пропасть между традиционными электоратами Союза правых сил и "Яблоко".


А другая ситуация складывается вокруг Глазьева. Глазьев -- популярный и набирающий политический вес политик. Опрос показал, что те разногласия, которые вылились на публичную сцену, связанные с конфликтами внутри "Родины", не сказались реально на уровне доверия населению Глазьеву, и по-прежнему общество воспринимает его как перспективного политика, способного возглавить в перспективе лево-патриотический фланг. И такого мнения придерживается и электорат "Родины", и в еще большей степени электорат КПРФ.


Интересно то, о чем уже упоминал Валерий Валериевич, что мы задали вопрос о том, как пройдут выборы в случае, если бы на них не участвовал Путин. И здесь выясняется, что хотя и с очень небольшим отрывом, Глазьев набирает первое место -- около 13 процентов он имеет. Хотя, конечно, так сказать, следующие за ним политик Жириновский, Грызлов имеют тоже порядка 11, от 10 до 12 процентов. Поэтому можно сказать, что отрыв как бы Глазьева в этой ситуации не столь значим и укладывается в пределах статистической погрешности, но, тем не менее, это уже говорит о том, что реально тот же Глазьев наряду с Жириновским и другими, так сказать, политическими деятелями, достаточно радикального плана, имеет реальные шансы так или иначе претендовать на значимую роль в условиях изменения политического режима как бы без Путина.


И партия власти в лице, скажем, таких кандидатов, как Грызлов, Касьянов и другие политики, имеющие более или менее весомый рейтинг для того, чтобы претендовать на роль лидера или политической системы, им придется, пришлось бы вести очень тяжелую борьбу с неопределенными шансами на успех. С Глазьевым в случае как бы консолидации вокруг него лево-патриотического электората, что, безусловно, подтверждает выводы, которые мы сделали в ходе парламентской кампании, что общий сдвиг настроений общества влево произошел очень существенный. И на этих выборах как бы это не очень видно, потому что весь электорат -- и левый, и правый -- сконцентрировался вокруг личности Владимира Путина, но за вот этой концентрацией стоят, на самом деле, совершенно разные ожидания от Путина.


И большая часть общества видит в Путине политика скорее левой ориентации и именно поэтому его поддерживает и надеется, что, на как бы второй срок своего президентства Путин будет проводить более левую и более социально ориентированную политику, которую он, в силу сложившихся обстоятельств, не имел возможности проводить в течение первого срока. Таковы ожидания общества. И, вероятнее всего, партии власти так или иначе с этими ожиданиями придется считаться.


ВЕДУЩАЯ: Спасибо.


ФЕДОРОВ: Владимир Васильевич Петухов, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ.


ВЕДУЩАЯ: Так, передаем все туда.


ПЕТУХОВ: Я постараюсь покороче, чтобы у нас все-таки была возможность ответить на ваши вопросы. Наверняка, они есть. Хотел бы я начать с того, что в России, как в любой стране мира, президентская кампания...


ВЕДУЩАЯ: Петухов, Петухов Владимир Васильевич, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ.


ПЕТУХОВ: Спасибо. Так я хочу сказать, что в России, как в любой стране мира, президентская кампания, кроме своей, так сказать, электоральной составляющей, представляет значительный интерес, с точки зрения, все-таки подведения итогов развития страны за период, так сказать, руководства ею ныне действующего президента и определения приоритетов, задач на будущее и так далее.


Поэтому мы в своем исследовании, естественно, на эту сторону также обратили внимание, задав нашим респондентам вопрос, как они оценивают деятельность президента за прошедшие четыре года, и какие проблемы им представляются наиболее важные, с точки зрения перспектив развития страны, на каких из них должен сосредоточить свое внимание уже будущий президент России, будь то это ныне действующий или какой-то другой. В данном случае мы говорили о, скажем так, некоем, некоей повестке дня, задании, если можно так выразиться, будущему президенту России.


Но сначала я хотел бы поделиться неким общим впечатлением, которое у меня сложилось вот по совокупности тех результатов, которые мы получили в ходе январского опроса ВЦИОМ, а также предшествующих исследований.


В целом я должен сказать, что особенностью нынешней избирательной кампании является не только то, что она проходит в условиях достаточно высокого консенсуса вокруг фигуры ныне действующего президента -- это как бы не требует доказательств, эмпирически это фиксируется всеми службами, -- но и меняющегося проблемного поля.


Если сравнить ситуацию, например, которая сегодня существует в России с тем, что было еще, скажем, лет 5-7 назад, то мы видим достаточно существенные изменения.


Проблем сегодня у страны меньше не стало, чем, например, там в 98-м, 99-м году, 2000-м году, но это уже совсем иные проблемы, иные задачи, это качественно иное состояние общества. Тогда, напомню, пять лет назад, мы имели тотальное недоверие общества к власти, мы имели полномасштабную войну в Чечне, мы имели финансовая нестабильность, закончившееся, известно, так сказать, дефолтом. А главное -- бедность и социальную депрессию у значительного числа россиян.


Сегодня, еще раз подчеркиваю, при наличии огромного, так сказать, числа проблем, с которыми приходится сталкиваться ежедневно россиянам -- все же, мы имеем дело со страной, выходящей из кризиса, находящейся на фазе выхода из кризиса, у которой приоритеты постепенно смещаются в сферу... в социальную сферу и сферу проблем законности и безопасности. Вот это две, так сказать, ключевые проблемы, которые сегодня составляют, условно говоря, повестку дня нынешней России. Но об этом я еще несколько скажу поподробнее.


Значит, что касается вопроса об отношении к четырехлетию президентства Путина, то тут нет смысла долго распространяться на эту тему, скажу лишь, что 80 процентов, свыше даже 80 процентов россиян говорят о том, что Путин в той или иной степени выполнял или пытался выполнять свои предвыборные обещания. Причем, скорее, именно пытался, чем выполнял. И уровень его поддержки на протяжении всех этих лет, вы знаете, был достаточно высок. Но вот когда мы спросили о том, а собственно, так сказать, как оценить, какие из тех обещаний, которые находились в стадии реализации на протяжении этих четырех лет, ему удавалось, так сказать, реализовать успешно, а какие менее успешно, то здесь мы видели, что в общем общество, так сказать, далеко от комплиментарности в отношении президента и вполне реалистично оценивает отношение успехов и неудач.


В плюс Путину ставят прежде всего решение таких проблем, как укрепление международных позиций России, наведение порядка и законности, обеспечение социального и пенсионного обеспечения. И намного реже, и намного скромнее отмечают такие позиции, как улучшение жилищных условий, доступность и качество образования, обеспечение личной безопасности и т.д.


Среди же проблем, которые отмечаются в качестве приоритетных будущему президенту, то это, как я уже сказал, два блока проблем. Там на самом деле была целая иерархия этих проблем, очень большой список, нет смысла его повторять, но, так сказать, если их суммировать, вот как-то суммировать, то это два блока проблем, о которых я уже сказал, это на первом месте, это проблема традиционная -- преодоление бедности, затем -- улучшение медицинского образования и обслуживания населения, и очень высокие позиции занимают -- это было даже несколько неожиданно -- и причем по всем параметрам, что бы мы ни отмечали, какие бы вопросы мы ни задавали, очень высокие позиции занимает проблема борьбы с наркоманией а алкоголизмом. Судя по всему, эта проблема уже приобретает черты некоего национального бедствия, к которому нужно очень серьезно отнестись.


Что касается вот этого социального пакета блока социальных проблем, то здесь отчетливо виден запрос на новые качества жизни. И даже те незначительные позитивные изменения в материальном положении россиян, которые происходили за последние годы, они фактически, как показал опрос, оказались нивелированными вот ростом цен и тарифов на жилищно-коммунальные, так сказать, услуги. И поэтому мы видим очень существенное, скажем так, если не недовольство, то во всяком случае неудовлетворенность очень большого количества людей тем, что вот эти самые экономические росты, про которые им постоянно говорят, вот эти золотовалютные резервы, они никак не конвертируются в толщину кошелька каждого конкретного человека, а если и конвертируются, то тут же съедаются вот этими вещами, о которых я сказал -- ростом цен на товары и услуги и тарифами, так сказать, на жилищно-коммунальные платежи.


Значит, что касается второго блока проблем, связанного с законностью, безопасностью, борьбой с коррупцией и т.д. и т.д., это тоже, так сказать, каждый второй отмечает как наиболее острую проблему, стоящую перед страной, одновременно как вот некий социальный заказ будущему президенту, то здесь, по всей видимости, этот запрос носит долгосрочный характер, потому что мы видим здесь некоторое противоречие: с одной стороны, многие говорят о том, что именно эту проблему Путину удается решить, и одновременно она продолжает оставаться актуальной и на перспективу.


По всей видимости, наверное, здесь происходит некое расхождение между тем, на что, так сказать, концентрирует свое внимание власть, и тем, что хотело бы видеть общество. Судя по тем данным, которыми мы располагаем, запрос вот на эффективное, дееспособное государство -- это прежде всего запрос на достижение такой позиции, как равенство всех граждан перед законом. Потому что, в общем, та ситуация, которая существует, она крайне не удовлетворяет.


Затем, это проблема возвращения государства в социальную сферу. Наши респонденты фиксируют то обстоятельство, что и само социальное бремя сегодня распределяется неравномерно, и государство фактически сбрасывает с себя ответственность за решение социальных проблем. Поэтому, когда мы говорим "запрос на сильное, эффективное государство", это не на полицейщину, как иногда это интерпретируют, а это вот, наоборот, на возвращение государства к решению тех задач, за которые оно несет ответственность прежде всего перед своими гражданами.


Отдельно, специально мы спрашивали россиян о том, как они вот реагируют, скажем так, на вот те сюжеты, которые сейчас достаточно активно обсуждаются. Это прежде всего, конечно, вопрос связан с перспективами демократии в России, с тем, что очень многие, скажем, и в России, и за рубежом отмечают, что здесь есть некие возвратные тенденции к прошлому, что возникают проблемы с перспективами демократии в России. Здесь мы получили довольно любопытные результаты.


С одной стороны, на такой лобовой, прямой вопрос о том, существует ли угроза демократии в России, половина россиян ответила, что нет, такой угрозы не существует, лишь треть согласились с тем, что она есть. Но, когда мы все-таки их спросили, так настойчиво, ну, если все-таки вы считаете, что такая уже угроза есть, то в чем главная проблема, так сказать, перспективам развития демократии, в чем вы эту угрозу видите? И опять они называют ту же самую причину, главная угроза развития -- это бедность населения; это не зажим СМИ; это не концентрация в руках власти у президента; это бедность людей.


И, в общем, это, так сказать, на самом деле согласуется с общепринятыми, скажем так, доктринами, существующими на протяжении столетий, что в бедной стране у демократии, у демократического процесса возникает серьезные проблемы.


Второй вопрос, который, в общем, мы тоже спросили, связан вот с характером и темпами общественных преобразований, потому что идет дискуссия в основном в элите, связанная с тем, что, в общем, как бы есть точка зрения, что нужны постепенные эволюционные реформы, стабильность -- приоритет; и есть точка зрения, что в общем во второй срок президента Путина должны быть, должны быть более энергичные, более радикальные, более кардинальные реформы в экономической и политической сферах жизни нашего общества.


К общему удивлению нашему, население голосует за статус-кво и за стабильность, за эволюционные, скажем, за постепенность, если хотите. Вообще 50 процентов говорят: "Нет, мы хотим, чтобы эти реформы осуществлялись постепенно, эволюционно"; и лишь 40 процентов, но здесь, правда, в общем практически раскол, почти напополам, 40 процентов говорят о том, что общество нуждается в некоей радикализации и придании некоего нового импульса социальным и экономические преобразованиям.


Я думаю, это можно интерпретировать таким образом, что вот есть некий социальный опыт предшествующих лет. Как только, значит, ставятся задачи чего-то быстро, так сказать, решить, то всегда это оборачивается в минус именно для населения, а не в плюс. И поэтому тут такие некие охранительные настроения есть.


Но заканчивая, очень много еще, что мы спрашивали, просто чтобы действительно пообсуждать эту проблему, хочу сказать в заключение, что действительно при всех тех серьезных проблемах, с которыми сталкивается сегодня страна, все-таки круг проблем и проблемная, так сказать, проблематизация, она, в общем, скажем так, становится примерно близкой к тем, которые имеют место в любой нормальной, скажем так, стране. Потому что если мы проведем такой же опрос: "Что вас беспокоит? -- там, я не знаю, в любой европейской стране -- примерно тот же набор проблем там и выяснится: бедность, так сказать, цены, коммунальные услуги, медицина, образование и так далее, и так далее. В общем, это все постепенно становится центральными проблемам и для, скажем, российского общества.


Я это связываю с тем, что -- и об этом можно вообще отдельно поговорить, -- что в России постепенно все-таки формируется, если еще не средний класс, то срединное большинство, которое, в общем, уже -- постдефолтное, причем, большинство, в котором очень большой удельный вес составляет молодежь, -- которая, так сказать, скажем, действительно… для которых приоритетными становятся новые качества жизни, новый образ и качество жизни, а не только какие-то идеологические и политические, так сказать, вопросы.


Спасибо.


ВЕДУЩАЯ: К вопросам переходим, как? Давайте вопросы. Пожалуйста, вопросы. Кто первый? Да, пожалуйста.


ВОПРОС: Газета "Выборча", Польша. Скажите, пожалуйста, а как, по вашему мнению, последний теракт может повлиять на как бы оценку, но не только на рейтинг Путина, а тоже как бы на требования, ожидания российских граждан? Это ожидание безопасности, по моему мнению, оно очень как бы высоко фигурирует в вопросах общественного мнения.


ВЕДУЩАЯ: Кто будет?


ПЕТУХОВ: Значит, спасибо за вопрос. Значит, это действительно сюжет, который мы, в общем, когда писали отчет, нас он занимал, скажем так. Должен сказать, что тут есть некое противоречие в общественном сознании россиян. С одной стороны, когда мы их спрашиваем о том, на каких целях должен концентрироваться будущий президент России?, то в общем вопрос о решении чеченской проблемы, он занимает достаточно высокие позиции. Треть россиян говорят о том, что да, это -- приоритетная задача. Это не самая высокая позиция. Это почти в полтора раза меньше, чем, так сказать, значит... Ой, прошу прощения, я не в ту табличку посмотрел, сейчас, одну секундочку, я это самое... Так, скажите так, сейчас, сейчас, сейчас, а вот, да-да-да.


Значит, прошу прощения, это я не говорил. Теперь я точно, так сказать, буду точен в этом смысле. Так вот, здесь обратная ситуация: "Скажите, по вашему мнению, на решении каких задач должен сосредоточить внимание будущий президент России?" И здесь борьба с терроризмом и уничтожением бандформирований в Чечне занимает очень незначительный процент -- около 10 процентов россиян говорят о том, что будущий президент должен заниматься, это как бы его главная, так сказать, приоритетная задача.


Но когда мы говорим о том, какие события и процессы, происходящие в стране, вызывают лично у вас беспокойство, вопрос, связанный с терроризмом и Чечней, уже, так сказать, поднимается наверх и уже, так сказать, треть россиян отмечает, как я уже сказал, треть россиян, что действительно это одна из болевых точек, скажем, так сказать, России.


Я думаю, здесь противоречие объясняется следующим образом. Мы должны как, ну, скажем так, честно себе признать, что в общем наступила стадия некоего привыкания к тому, что имеет место. При всей трагичности, при всем ужасе, который охватывает нас, тем не менее, в общем, особенно, я подчеркну, для провинциальной России, не для москвичей, а для провинциальной России это уже не проблема номер один. Она по сравнению, скажем, с проблемами, так сказать, ежедневного выживания, ежедневных забот и тревог людей, она все-таки носит в значительной степени периферийный характер.


Что касается последнего теракта, то, конечно, наверное, если бы вот мы сейчас вот провели вот сейчас, так сказать, опрос, то, наверняка, цифры были бы другими, наверняка, какая-то реакция была. Так же как она была, например, после "Норд-Оста". После "Норд-Оста" очень болезненная, резкая реакция была. Потом прошло опять какое-то время, и опять, так сказать, ну, как бы ситуация вошла в обычное, если можно ее назвать обычным, русло, и уже острота этой проблемы опять несколько снизилась.


ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Так, пожалуйста, радио "Свобода".


ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, учитывалось ли, ну, отдельно такое мнение -- среди мусульман рейтинг Путина?


ФЕДОРОВ: Это вот к господам Задорину и Бызову.


ЗАДОРИН: Нет, ну, в данном опросе, как я понимаю, там просто такой позиции как национальность нет, и это очень типично, наверное… да, и конфиденциальность. Нет, здесь это очень типично для всероссийских опросов, потому что там как бы, эта выборка, то есть подвыборка -- она небольшая получается, и на ней никакого статистического корректного анализа не провести.


Но я могу так сказать, что есть опросы, например, для территорий, для республик, да, в которых мусульмане достаточно, так сказать… Вот на этот год можно сказать, что по Башкортостану, по Татарстану рейтинг Путина, рейтинг Путина еще выше, чем в целом по России. (Смех в зале)


БЫЗОВ: И вообще, извините, я напомню, рейтинг Путина в точности отражает все основные социально-демографические группы и является практически зеркалом общества. Во всех группах его рейтинг очень близок, примерно одинаков. То есть электорат Путина -- это является, так сказать, маленькой моделью большого общества, и поэтому… большой моделью, и поэтому говорить о том, что какие-то существуют группы, значимые, которые, скажем, Путина не принимают, таких групп, в общем-то, нет.


ЗАДОРИН: Как говорят, электорат Путина репрезентативен для России. Там есть все.


ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Еще вопросы? Есть еще вопросы?


РЕПЛИКА: Нет.


ВЕДУЩАЯ: Нет. Тогда мы вас всех благодарим за внимание. И главное -- наших гостей за то, что они к нам пришли. Спасибо.


ФЕДОРОВ: И последнее. Если кто желает познакомиться со всем докладом, он достаточно объемный, там масса таблиц, графиков и так далее, значит, вот Дмитрий Поликанов -- директор по общественным связям ВЦИОМа, да, оставьте, пожалуйста, свои имэйлы -- всем вышлем сегодня же.


END:

baltijskaya-gosudarstvennaya-akademiya-ribopromislovogo-flota-referat-vetroenergeticheskij-potencial-kaliningradskoj-oblasti.html
baltijskij-federalnij-universitet-imeni-immanuila-kanta.html
baltijskoe-more-kniga-znakomit-chitatelej-s-osobennostyami-morskoj-ribalki-prakticheski-vo-vseh-bassejnah-nashej-strani.html
baltijskoe-obedinenie-proektirovshikov-stranica-6.html
baltika-baltijka-rodnoj-kraj-istoriya-koshkinskogo-rajona-v-nazvaniyah-i-dokumentah-kraevedcheskij-spravochnik-arnoldov-n-a.html
baltimorskij-poltergejst-mezhdvuhmiro-v.html
  • report.largereferat.info/istochniki-postoyannogo-i-peremennogo-toka-4-v-2-a-poyasnitelnaya-zapiska-nastoyashie-trebovaniya-sostavleni.html
  • abstract.largereferat.info/38komissiya-po-voprosam-kulturi-molodezhnoj-politiki-mezhnacionalnih-otnoshenij-i-svobodi-sovesti.html
  • writing.largereferat.info/c-copyright-vadim-chernobrov-razresheno-tolko-razmeshenie-v-elektronnih-setyah-bez-prava-izvlecheniya-kommercheskoj-vigodi-publikaciya-dannoj-knigi-celikom-ili-po-stranica-9.html
  • writing.largereferat.info/513-umk-razgovornij-inostrannij-yazik-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • knowledge.largereferat.info/ne-sporyu-k-chitatelyu.html
  • college.largereferat.info/1-kr-omska-l-a-vropejskij-unversitet-start-dlya-molodih-vchenih-st-4-11.html
  • tests.largereferat.info/kommutaciya-predposilki-vozniknoveniya-setej-kratkaya-istoriya-razvitiya-evm-i-metodov-dostupa-k-nim-kto-kak-i-dlya.html
  • kolledzh.largereferat.info/816-svedeniya-o-sushestvennih-sdelkah-sovershennih-emitentom-198097-rossiya-gorod-sankt-peterburg-prospekt-stachek.html
  • zanyatie.largereferat.info/s-g-kara-murza-stranica-44.html
  • shkola.largereferat.info/sobitiya-vedomosti-ispolzovana-informaciya-interfaksa-prajm-tass-18012007-7-str-a3.html
  • turn.largereferat.info/organizaciya-i-tehnologii-sluzhbi-pri-ma-i-razmesheniya-gostinici.html
  • shpargalka.largereferat.info/voram-royut-mobilu-moskovskij-komsomolec-ekaterina-pichugina-dmitrij-kafanov-27112008-265-str-5.html
  • report.largereferat.info/himiyadan-aparatti-kommunikaciyali-tehnologiyani-pajdalanu-mmkndkter.html
  • ekzamen.largereferat.info/referat-preimushestva-i-nedostatki-razlichnih-stilej-rukovodstva-psihologicheskie-tipi-rukovoditelej-effektivnij-psihologicheskij-portret-stranica-3.html
  • shkola.largereferat.info/podemtranstehnika.html
  • literature.largereferat.info/cifrovie-avtomati.html
  • occupation.largereferat.info/ob-organizacii-edinogo-gosudarstvennogo-ekzamena-ege-v-obsheobrazovatelnih-uchrezhdeniyah-municipalnogo-obrazovaniya-gorod-novorossijsk-v-2012-godu.html
  • prepodavatel.largereferat.info/tema-73-etika-aristotelya-tema-filosofiya-kak-visshij-vid-mirovozzreniya-tema-istoriya-filosofii.html
  • essay.largereferat.info/daosizm-i-buddizm-13-romanenko-n-a-kazan-2003-nacionalnie-religii.html
  • teacher.largereferat.info/glava-3-suzhdenie-distancionnogo-obrazovaniya-i-tehnologij.html
  • credit.largereferat.info/planirovanie-cenite-vremya-pravila-publichnogo-vistupleniya-pr-metodi-privlecheniya-personala.html
  • testyi.largereferat.info/apparat-upravleniya-principi-i-metodi-raboti.html
  • textbook.largereferat.info/karl-koh-izvestnij-uchenij-estestvennik-koh-udelyal-bolshoe-vnimanie-izucheniyu-kavkaza-kuda-on-sovershil-dva-dlitelnih-puteshestviya-pervaya-poezdka-v-rossiyu-i.html
  • notebook.largereferat.info/karasev-e-m-43-karimov-bibliograficheskij-ukazatel-sterlitamak-2010.html
  • klass.largereferat.info/avtor-kalina-vlajkova-tema-stroitelstvo-stroitelen-kontrol.html
  • exchangerate.largereferat.info/geopolitika-chast-5.html
  • predmet.largereferat.info/sposobi-zashiti-prav-potrebitelej-v-torgovom-obsluzhivanii-chast-15.html
  • report.largereferat.info/informacionnaya-sbalansirovannost-processov-otchet-oprovedenii-nauchno-issledovatelskoj-raboti-razrabotka.html
  • composition.largereferat.info/podobryavat-kanalizaciyata-na-10-obshini-mediya-monitoring-po-tema-arhitektura-22-09-05.html
  • lecture.largereferat.info/avtor-hotel-bi-virazit-svoyu-glubokuyu-i-iskrennyuyu-priznatelnost-tem-kto-sdelal-vse-ot-nih-zavisyashee-chtobi-kniga-poluchilas-kak-mozhno-luchshe-stranica-11.html
  • esse.largereferat.info/rabochaya-programma-disciplini-biznes-planirovanie-i-ekonomicheskij-analiz-deyatelnosti-predpriyatij-industrii-gostepriimstva-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-podgotovki-100400-turizm.html
  • books.largereferat.info/chast-novoj-riznici-odnako-i-to-chto-doshlo-do-nas-predstavlyaet-po-opredeleniyu-enciklopedicheskogo-slovarya-pamyatnik.html
  • zadachi.largereferat.info/ritorika-v-rossii-tradicii-drevnerusskogo-krasnorechiya.html
  • crib.largereferat.info/harakteristika-lic-s-raznimi-tipami-konstitucii-uchebnoe-posobie-po-discipline-fizicheskaya-kultura-dlya-studentov.html
  • kanikulyi.largereferat.info/zadanie-3-masshtabirovanie-rabochego-okna-formatirovanie-abzacev-rabota-s-linejkoj-rezhim-predvaritelnogo-prosmotra-avtosohraneniya-dokumenta.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.